Градостроитель, а ты кто по профессии будешь?

Продолжаем публиковать фрагменты исследования современной профессиональной структуры градостроительства. Для многих очевидно, что словосочетание "профессия "градостроитель" противоречит реальной градостроительной практике. О диссонансе между профессиональным градостроительством и собственно градостроителем мы уже писали раньше. Сегодня вычисляем профессиональную принадлежность градостроителей.

Градостроительство, вероятно, изначально реализовывалось совместными усилиями целого ряда ремесел. О существовании «оформленных» профессий до XIX в. говорить не приходится, но имели место ремесленные специализации: зодчий (архитект, заархитектор) и инженер (например, городовой мастер). Позже появляется специальный термин «градостроитель» («основатель или строитель города», применялся в России с XIX века). Ремесленное градостроительство, которое сопровождало человеческую цивилизацию до XIX века, не могло в веке ХХ больше обеспечивать решение возникающих градостроительных задач.


Многослойность городских проблем породила потребность в междисциплинарности, вывела градостроительство из категории «специализации» в категорию «области знаний». Фундамент науки о градостроительстве закладывали врачи, архитекторы, статистики, географы, политики. Когда в 1900–1930 гг. во всем мире возникает необходимость оформить систему профессиональной подготовки градостроителей, каждая страна решает ее в соответствии со своими насущными на тот момент возможностями, то есть выбирая в качестве «базовых» градостроительных школ те учебные заведения, кадровый и методический потенциал которых позволял это сделать.


Упоминаемое иногда деление на «латинскую» (архитектурно-ориентированную) и «англо-саксонскую» (инженерно-ориентированную) градостроительные школы довольно условно, поскольку едва ли есть основания предполагать, что принадлежность к ним выбиралась осознано и намеренно. В Германии, Франции, США, России одновременно появились и развивались оба типа градостроительных школ. С самого начала функционирования системы передачи градостроительных знаний она (система) развивалась во всем мире полипрофессионально.

В 1930–1950 гг. во многих странах мира баланс между несколькими специализациями внутри градостроительной деятельности был нарушен. Это произошло под прессом политической ситуации, экономических обстоятельств и имело в разных странах различные последствия. Например, в СССР архитектурная деятельность получила негласный приоритет над градостроительством. Термин «градостроительство» оказался заменен термином «планировка» (риторическая замена, естественно, сопровождалась и значительной трансформацией в идеологии профессии - в 1930-1950х гг. оформился приоритет композиционно-художественной и идеолого-воспитательной функции планировки). Одновременно с этим в США, Германии и Англии приоритет был отдан экономико-ориентированной форме градостроительного образования в связи с наплывом задач территориального планирования и стратегического развития послевоенных территорий. Вот как понимали в 1930х сложную над-профессиональую сущность градостроительства (рис. 1).


Рис 1. Профессиональная структура градостроительной деятельности в высказываниях советских ученых (авторская интерпретация работ А.П. Иваницкого и В.И. Боберко): представители трех основных профилей: архитектор-планировщик, инженер-планировщик и экономист-планировщик должны были вести «бригадную работу» под руководством архитектора-планировщика, а работа профессионалов смежных профилей (помимо обозначенных упоминались также транспортники и др.) осуществлялась под началом «основной бригады».

В 1950-х гг. в СССР система архитектурно-ориентированного градостроительного образования оказалась гармонично дополнена инженерной специальностью «городское строительство» и естественнонаучно-ориентированной «экономической географией». Нарушенный в довоенный период «баланс», обеспечивающий междисциплинарность подходов в решении градостроительных задач, фактически был восстановлен. В условиях определенного «отставания» системы обучения и квалификационных стандартов, придерживающихся политики приоритета архитектурной специальности в градостроительстве, реальная градостроительная деятельность сочетала в себе усилия инженеров, архитекторов, экономистов, географов.

Итак, кем были градостроители в СССР? Архетип "градостроителя" менялся, а разнообразие профессионального представительства в градостроительстве росло. Смотрим на профессиональную структуру авторских коллективов сборников «Планировка городов (в помощь проектировщику)» (Издательство «Будивельник», Киев, 1966 г.) и «Вопросы планировки городов (в помощь проектировщику)» (там же, 1967 г). Вот она.

Сравним с более поздними изданиями, например, «В помощь проектировщику-градостроителю. Районная планировка и вопросы расселения» (Издательство «Будивельник», Киев, 1974 г.) или с составом участников конференций 1978-1979 гг., заметен прирост участников искусствоведческой, биолого-сельскохозяйственной, психолого-педагогической направленности, характерный именно для более поздних выпусков этих серий.


Простейший анализ (рис. 2) профессиональной принадлежности авторов нескольких крупных градостроительных мероприятий не оставляет сомнений, что в 1970–1980 гг. профессиональная культура градостроительства строилась на межквалификационной синергии. В.А. Лавров писал в 1979 г.: «Для решения все более усложняющихся задач реконструкции городов потребуется <…> активное объединение специалистов разных областей, ведущее к тому, что разъединяющая дифференциация превращается в дифференциацию собирательную. <…> Градостроительство не столько нейтрализует отрицательные последствия узкой специализации, сколько извлекает из нее для интеграционных процессов познания пользу».


Рис. 2 Профессиональная структура участников научных градостроительных конференций (обобщение материалов конференций 1970-1980 гг.)

Имеет место появление двух полноценных профессиональных структур: одна направлена на решение проектных задач, другая – научных. И обе внутренне отрицают сам факт возможности устройства специальности, которая будет обладать первенством в решении градостроительных задач. Об этом пишут и советские ученые, и зарубежные. Английский тезис «городская планировка не является уникальным навыком, а скорее это поле для реализации многих видов навыков» (Б. Маклафлин) перекликается с обобщением Е.Н. Перцика «…градостроители, к какой бы профессии они не принадлежали…». К этому периоду относится и критика модели организации профессиональной подготовки, основанная на принципе подготовки специалиста, совмещающего в себе множественные межпредметные навыки: «центрально-ориентированная авторитарная модель планировочной системы, которую мы знали до недавнего времени, должна быть заменена моделью диффузных «центров компетентности». <…> В такой системе планировщики не будут выглядеть как лица, принадлежащие к одной профессии» (А. Уилсон).

Рис. 3 Профессиональная структура градостроительства в СССР 1970–1990 гг. (авторское обобщение)


Первые десятилетия XXI века продемонстрировали общее повышении роли градостроительства в жизни общества, поскольку повышается ценность качества и безопасности среды человеческого обитания. Но при этом возможности описания градостроительства на языке профессии были утеряны окончательно. Градостроительство трансформируется и, очевидно, перерастает собственные границы «профессиональной деятельности» и «науки», как ее надстройки. Трансформация форм деятельности закономерно приводит к трансформации структуры субъектов-участников этой деятельности, что на деле дает прирост не-профессионального участия. Но какова при этом роль конкретных профессий, представители которых совместно решают градостроительные задачи? Какие именно профессии должны рассматриваться нами в составе градостроительной деятельности?



Рис.4 Сравнение профессиональных структур бригад – участников градостроительной деятельности: а) состав сотрудников организаций, решающих преимущественно прогнозно-исследовательские градостроительные задачи (выборочное анкетирование, Санкт-Петербург, 2016-2018 гг.); б) состав авторских коллективов-исполнителей градостроительных проектов (информация из открытых источников, 2016–2018 гг.)

Современную профессиональную структуру участников градостроительных меропритий (рис. 5) можно сравнить со структурой, выполненной для советского периода (см. рис. 2). Даже при условии, что подобное сравнение не совсем корректно ввиду случайности выбранных мероприятий за оба периода, можно все же попробовать провести определенные параллели. При общем снижении доли участников-архитекторов имеет место численный прирост участников, принадлежащих к управленческой, социально-экономической и правовой сфере. Значительный процент участников составляют представители властных структур и управленцы (более 40%). Очевидно, что если в ХХ веке градостроительные мероприятия носили строго «научный» характер, то современное представительство участников говорит, скорее, об «управленческом» или «концептуально-координационном» характере конференций, а также о поиске «технолого-инструментальных» решений, способных обеспечить регенерацию нарушенных в процессе урбанизации систем.


Рис. 5 Профессиональная структура современных российских градостроительных мероприятий

Современная профессиональная структура российского градостроительства (рис. 6) в целом соответствует тем эволюционным тенденциям (рост разнообразия в перечне участвующих специалистов; появление профилей-специализаций, пограничных со смежными профессиями; усиление социально-экономического и правового представительства), которые логично проистекают из общемирового процесса развития градостроительства.



Рис. 6 Профессии, к которым принадлежат современные градостроители (авторское обобщение, подробнее см. здесь)


Вероятно, говоря о градостроительстве, каким оно развивалось до ХХ века, то есть решающим преимущественно проектные задачи, мы можем сформулировать «профессиональную структуру проектной градостроительной деятельности». Далее, в течение ХХ века развивались две структуры: «проектной градостроительной деятельности» и «научной градостроительной деятельности». К концу XX были справедливо выявлены три структуры: «проектной», «научной» и «управленческой» градостроительной деятельности. В представленной на рис. 6 модели эта «трехчастность» учтена посредством использования сформулированной еще И.М. Смоляром «триады» типов градостроительной деятельности: «планирование–программирование–проектирование». Начало XXI в. ставит перед градостроительством новые задачи (преимущественно связанные с обеспечением регенеративных и регулирующих функций, а также проведением должного объема рефлексии).


Было бы не совсем правильно, однако, рассматривать все вышесказанное как повод для отрицания самого факта существования "профессии градостроителя". Вероятно, речь идет о том, что варианты участия в градостроительной деятельности сегодня не могут быть учтены с помощью традиционных представлений в виде цепочки "профессиональная деятельность - профессия - профессиональное образование". В градостроительстве развиваются две плоскости профессионализма, обе динамичны и подвижны.

В одной плоскости идет постоянное развитие количества участвующих в деятельности профессий и их разнообразия – отражает расширение спектра градостроительных задач от гуманитарных и технических, которые ранее реализовывались соответственно архитекторами и инженерами, к целому комплексу задач, для работы с которыми приходится привлекать представителей естественных и общественных наук (географов, психологов, экономистов и т.д.).

Другая плоскость - это ветвление градостроительных задач непосредственно для градостроителей. Решая традиционные задачи, например, развития конкретного поселения, современный градостроитель обязан ответить на большее количество вопросов, чем, например, градостроитель советского периода.


Означает ли это, что должна быть реализована "советская" модель с профильным разделением профессии? Должны ли быть приравнены к статусу «градостроитель» все участвующие в градостроительстве профессионалы? Сможем ли сохранить научный и концептуальный статус градостроительства, если разрушим хрупкие границы профессии (даже и следуя в этом реальным обстоятельствам)?

Эта тема оставляет больше вопросов, чем ответов.



Данный пост содержит материалы исследований, результаты которых были опубликованы в следующих статьях:

  1. Жеблиенок Н.Н. Профессиональная структура современного градостроительства // Architecture and Modern Information Technologies. – 2018. –No3(44). –С. 294-307 [Электронный ресурс]. –Режим доступа: http://marhi.ru/AMIT/2018/3kvart18/17_zheblienok/index.php

  2. Жеблиенок Н.Н. РОЛЕВАЯ СТРУКТУРА СОВРЕМЕННОГО ГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВА [Электронный ресурс] / Н.Н. Жеблиенок //Архитектон: известия вузов. – 2018. – №4(64). – URL: http://archvuz.ru/2018_4/20

Если вы хотите сослаться на содержание этого поста в собственной научной публикации, уместно будет скопировать эти ссылки в ваш библиографический список.

Просмотров: 93Комментариев: 1

© 2020 Авторы идеи Михаил и Наталья Жеблиенок. Все права защищены. Пользовательское соглашение.

По вопросам использования материалов обращаться на zheblienok@gmail.com

При использовании материалов необходимо указать гиперссылку на сайт http://gradotomia.com