О появлении и фактическом исчезновении специальности «градостроитель» в XX веке

Для начала надо принять кое-что за аксиоматические утверждения:

  1. До определенного момента в истории градостроительная деятельность была, но профессии «градостроителя» не существовало.

  2. Существование профессии «градостроителя» не обязательно связано с фактом существования записи «градостроитель» в трудовой книжке или образовательном сертификате.

  3. Несмотря на все различия, аналогом наименования «градостроитель» мы будем считать наименование «urban planner»/«town planner»/«city planner» (в зависимости от страны и эпохи) или иные наименования, если мы точно уверены в содержании учебных курсов и их синонимичности с российскими градостроительными.

  4. Профессия «градостроитель» не должна рассматриваться как обязательно принадлежащая системе архитектурного и – наоборот – как категорически не принадлежащая архитектурному образованию. Все зависит от конкретных условий и традиций конкретной страны.

Итак, мы хотим разобраться в сложных хитросплетениях истории профессии «градостроитель» по ходу ХХ века. Вот 7 шагов (2 из них не относятся к ХХ в.), которые весьма абстрактно, но все таки вполне точно характеризуют пройденный этой специальностью путь:

  1. Допрофессиональный период длился примерно до середины XIX в. В Европе существовали архитектурные и инженерные школы. В России были богатые ремесленные традиции градорубов и градодельцев.

  2. По ходу нарастания процессов урбанизации в XIX веке стало понятно, что нужны специально обученные люди, которые смогут принимать сложные решения по развитию городов и связанных с ними инфраструктур. В конце XIX в России стал использоваться термин «градостроитель», а в Европе – «town planner».

  3. Первые учебные заведения возникли в начале ХХ века. Вероятно, надо считать, что в России одновременно с США, Англией, Польшей и Германией возникли в 1905-1915 гг. первые кафедры и факультеты, на которых готовили к градостроительной деятельности.

  4. Формально о появлении профессии, вероятно, первыми заявили в США. Можно спорить, за каким учебным заведением первенство, но к 1923 г. уже выдавались дипломы, в которых было написано «master of urban planning». В России после революции примерно до 1930х гг. структура и объем градостроительных задач сохранялся на довольно высоком мировом уровне. Профессии «градостроитель» образовано не было, но термин применялся.

  5. После 1934-1937 гг. политические обстоятельства резко повлияли на развитие всей отрасли. Термин «градостроительство» был повсеместно фактически вытеснен термином «планировка». После второй мировой войны, несмотря на частичную реабилитацию термина «градостроительство», трактовка этого понятия сильно отклонилась в сторону архитектурно-художественного контекста. Тогда как во многих странах мира (в частности в США) в послевоенную эпоху специальность «urban planner» наоборот стала отмежевываться от архитектурных факультетов и приобрела статус социально-экономической дисциплины.

  6. В 1960-1970 х. гг. во всем мире нарастание объемов градостроительной информации, рост числа научных направлений, бум геоинформационных технологий и математического моделирования заставил профессионалов сначала просто усомниться в физической возможности совмещения всех необходимых данных в одном профессионале – «градостроителе», позже кризис так называемого «комплексного подхода» к проектированию привел к формулировке тезиса о том, «градостроительство – это поле совместного деятельности представителей различных профессий».

  7. Во многих странах мира к концу ХХ века профессия «градостроитель» растворилась в большом числе ответвлений и смежных специальностей. «Urban planning» приобретает репутацию междисциплинарной отрасли знаний, принципиально несводимой к рамкам одной профессии и представляющей собой «поле для реализации навыков разного типа». Мы приходим к довольно парадоксальному выводу: к концу ХХ века, оба сценария (условно назовем их «социалистический» и «капиталистический») не предполагают наличия «оформленной» профессии «градостроителя». В одном случае по причине того, что градостроительная деятельность вмещалась в рамки профессии архитектора, а в другом – потому что разнообразие видов деятельности предполагало многообразие специальностей, участвующих в ее реализации.


P.S. К настоящему моменту в развитых странах мира принят так называемый «трансдисциплинарный подход» к трактовке сущности градостроительной деятельности: предполагается, что неограниченный круг заинтересованных в развитии конкретного поселения лиц может принимать участие в формировании и развитии значительной части документов, конкретных проектных решений, а также их реализации. Дипломированные специалисты должны выступать в роли коммуникаторов, советчиков, руководителей, экспертов, чертежников, программных менеджеров, ораторов и популяризаторов в зависимости от типа полученного ими градостроительного образования. В небольшом количестве стран мира (например, в Бразилии) в настоящее время существует как и в России профессия «градостроителя», на которую и возлагается в основном ответственность за реализацию всей совокупности градостроительных решений. Можно полагать, что появление отдельной специальности «градостроительство» надо рассматривать как некоторую победу деле разделения архитектурной и градостроительной деятельности, но в самой ближайшей перспективе эта ситуация все равно будет нуждаться в актуализации.

Что можно почитать по данному вопросу: Статьи и книги И.М. Смоляра, Ю.П. Бочарова, В.В, Владимирова, А.В, Крашенинникова, И.А. Бондаренко, Г.П. Ерохина, Е.А. Ахмедововой, А.Г. Большакова, Г.В. Есаулова, М.В. Шубенкова, А.Э. Гутнова, М.Г. Мееровича

Дополнительные комментарии:

До XIX века многовековой процесс развития человеческих поселений полностью реализовывался посредством сбалансированного вмешательства милитаризованного ума инженеров и творческого гения зодчих-архитекторов. Относительно небольшое количество и тех, и других не ставило перед отраслью задачи унификации процесса их подготовки, хотя накопление богатого методического и педагогического арсенала шло непрерывно. В общем можно утверждать, что до XIX века в условиях отсутствия профессии «градостроителя», подготовка тех, кто создавал планы, строил по ним поселения и поддерживал жизнедеятельность их инфраструктуры, основывалась в организационном плане на процессе передачи ремесленных навыков от мастера – к подмастерьям. Довольно часто это происходило внутри семьи, по наследству. В методическом плане большую роль, очевидно, играло воспитание внутреннего «чутья, наития»; оно сопровождалось копированием примеров планировочных и объемных решений предыдущих эпох, строгим соблюдением традиций и обычаев, в том числе религиозного характера. Подготовка тех, кто в дальнейшем потенциально мог создавать или реконструировать поселения сама по себе была продуктом творческого гения мастера, осуществлявшего эту подготовку и гарантировала обучающемуся приобретение навыков почти священнодействия.

В XV-XVIII вв. постепенно этот процесс обрел знакомые нам классно-урочные черты, стал более унифицирован за счет числа осваиваемых технических навыков, в том числе расчетно-графических и чертежных, создавались учебные заведения. Но до XIX в. во всем мире специализированного профессионального градостроительного образования не существовало и мы можем назвать этот период «допрофессиональным».

Итак, в 1860-1900 гг. (см. рис. 1) новый вид профессиональной деятельности обрел свое наименование во многих языках мира, начался процесс накопления исследовательского материала о городе и методах обеспечения его жизнедеятельности: в 1867 г. (Испания) Ильдефонсо Серда публикует труд «General Theory of Urbanization», в котором использует термин «урбанизация»; в 1895 г. (Англия) начинается публикация первого профессионального журнала «Town planning review» (издается до сих пор), в 1899 г. (Англия) организуется первое профессиональное сообщество планировщиков «Ассоциация городской и районной планировки».

Рис. 1 Эволюция основных англоязычных систем профессионального градостроительного образования

Уже в первом десятилетии ХХ века градостроительное образование обретает свое место в числе других видов профессиональной подготовки. Градостроительная деятельность переходит в ранг самостоятельной профессии. В 1907 г. в Ливерпуле начинает функционировать «Школа планировщиков». В 1909 г. на базе Школы ландшафтной архитектуры в Гарварде (США) создан полноценный учебный курс «City planning». В России в 1908 г. начинает функционировать факультатив по городскому хозяйству в Московском коммерческом институте, в 1911 г. открыта кафедра «городского хозяйства» в Санкт-Петербургском политехническом институте. В 1913 г. Львовский технический университет в Польше открывает факультет «Urban planning» . Во многих странах мира начиная с 1910-1920 гг. можно получить диплом, в котором будет указано, что учащийся прослушал ряд специальных курсов, посвященных вопросам градостроительства – градостроительное образование приобретает свои квалификационные границы.

Следующий выделяемый нами период 1920-1960 гг. – «расширения дисциплинарных границ» - связан с сильным влиянием Мировых войн и политических процессов, сопровождающих развитие капиталистических и социалистических политических систем в мире. Система профессионального градостроительного образования трансформировалась под воздействием этих процессов:

  • методически: посредством появления новых дисциплин (рис.2); например, «градоведения» в России и его аналога в США - «Science in Urban Planning/ Градостроительные исследования»;

  • структурно: например, в социалистических странах вектор развития градостроительного образования сместился в сторону архитектурного образования (см. рис.3);

  • организационно: произошел рост числа учебных заведений, реализующих «внеархитектурную» модель градостроительного образования, который произошел, в том числе из-за кадровой политики США, Англии и некоторых других стран в пользу стимулирования увеличения процента экономистов, при этом стоимость обучения в колледже при получении социально-экономического образования в 1960-х гг. оказалась значительно дешевле проектного.

Рис. 2 История формирования структуры российского градостроительства как системы научных знаний

Увеличивается отрыв системы градостроительного образования от «родительских специальностей». В 1935 г. Университет Корнел (США) организует самостоятельный факультет «Регионального планирования», организационно он не имеет отношения к инженерному и архитектурному факультетам. Последовавший в 1935-1940 гг. «бум» развития социологии города усугубил этот процесс, магистерские программы «Urban planning» в американских университетах начинают функционировать как самостоятельные научные подразделения, акцентирую свое внимание преимущественно на социально-демографических и правовых вопросах. В 1960-2000 гг. разнообразие применяемых образовательных моделей и их типов достигает в градостроительном образовании своего максимума. Этот процесс поддерживается профессиональными ассоциациями градостроителей, так, Американский институт планировщиков вносит в свой устав в 1967 г. знаменитую поправку («Wetmore Amendment»), суть которой сводится к значительному расширению структуры профессии градостроителя, за счет включения в нее правовых и социально-экономических специальностей. Художественно-эстетические идеалы архитектурной специальности постепенно уступают место прагматичному решению задачи наиболее эффективного землепользования в городах.

Рис. 3 Эволюция российской системы профессионального градостроительного образования (красным – сценарий развития российской системы профессионального градостроительного образования)

Просмотров: 0

© 2020 Авторы идеи Михаил и Наталья Жеблиенок. Все права защищены. Пользовательское соглашение.

По вопросам использования материалов обращаться на zheblienok@gmail.com

При использовании материалов необходимо указать гиперссылку на сайт http://gradotomia.com