«Потерянное» интервью с М.Г. Мееровичем

В 2010 году Марк Григорьевич Меерович дал небольшое интервью, которое получило интересное название «Архитектор должен не лепить и рисовать, а конструировать и мастерить» (впервые текст беседы Анны Андриевской с Марком Мееровичем был размещен на сайте Гёте-институт). Это интервью вдохновило авторов блога на целый ряд исследований, о том, что же должно лежать в основе образования современного градостроителя. Так вышло, что позднее интервью оказалось фактически утерянным и полностью удаленным с исходного ресурса. По инициативе авторов блога правообладатели интервью дали разрешение на размещение его здесь.

Мы приводим далее полный текст этой беседы. Хочется обратить внимание читателя на своеобразие взглядов Марка Григорьевича в отношении специфики современного этапа развития профессии. Пусть здесь она упоминается через общее понятие "архитектор", но нет сомнений, что градостроительная деятельность здесь, несомненно, имеется в виду. Идеи о необходимости типологизации деятельности проектировщиков, высказанные в нескольких абзацах этого интервью, актуальны и не реализованы до сегодняшнего момента...


Кто нам построит наше прекрасное будущее? Марк Меерович, профессор архитектуры и доктор исторических наук, более 25 лет преподаёт в Иркутском государственном техническом университете. В интервью он объясняет, чего не хватает в знании архитекторов и градостроителей и почему необходимо новое образование.

Марк Григорьевич, что изменилось в подходах государства к архитектуре и архитектору как личности за последние годы?


Советская власть упорно изламывала архитектурную профессию, принуждая ее быть послушным визуализатором решений, принимаемых в иных инстанциях и из иных соображений – обороноспособности, ресурсодобычи, транспортного строительства и т.д. И вот теперь профессия подвержена внутреннему кризису. И заключается он не в отсутствии денег, заказов на проектирование и преподавателей с ученой степенью доктора или кандидата наук, а именно в системном переформатировании роли государства в управлении градостроительством. Этот процесс уже фактически завершилось, но к его результатам профессия оказалась не только не готова – она и процесс переформатирования до сих пор даже не осознала.


А как формируется сегодня градостроительная политика?


Градостроительный Кодекс и корпус смежных с ним законодательных документов задал новую последовательность разработки градостроительной документации. Она, в противоположность «советской» процедуре градостроительного проектирования осуществляется не сверху-вниз, а снизу-вверх. Градостроительный Кодекс отменил государственные нормативы, отменил изначальное предписание того, сколько и чего нужно проектировать. Сейчас местное самоуправление само решает, сколько следует построить школ и детских садов, парковок и торговых мест, спортивных комплексов и скверов. Основной движущей силой порождения и воплощения любых градостроительных идей должно быть население. Сегодня градостроитель должен уметь не только и не столько формировать красивую городскую среду, но и грамотно решать финансовые, санитарно-технические, транспортные вопросы. А эти вопросы градостроители решать не умеют.


Подстроились ли архитектурные вузы под новые требования?


Нет. Сами преподаватели, и мастера-практики, привлекаемые к обучению, не способны осуществлять эту работу, и уж тем более, не могут разъяснить другим, как ее делать. Кто способен вычислять плотность застройки или рассчитывать баланс территории? Не заимствовать готовые показатели и применять их, а устанавливать самостоятельно! Кто понимает, в чем отличие «обязательных» норм от «рекомендательных», и как по-разному их самостоятельно разрабатывать; как разграничить области применения градостроительных регламентов, технических стандартов, норм качества городской жизни? Или как обеспечить региональную привязку нормативных показателей к образу жизни, менталитету, традициям и местной культуре, и как заранее учесть и заложить в разрабатываемые на местах нормы местные ресурсы? Одновременно с разработкой норм нужно и сформировать процедуры их практической реализации, а также наказания виновных в их несоблюдении. Все это задачи современного планировщика-градоустроителя . Безусловно, на стыке и в кооперации с представителями других дисциплин, но в зоне личной профессиональной ответственности. Откуда взять эти специфические знания и умения? Именно градостроительное образование должно выступить инициатором формирования этих новых областей деятельности и квалификаций выпускников.


Так каким же должен быть архитектор?


Если раньше архитектор принимал решения, ориентируясь на «объективность», заданную нормативами, теоретическими постулатами, возможностями базы стройиндустрии, то теперь градостроительные решения во все большей степени становятся субъективными – онм чаще всего принимаются не на основе общих требований и регулятивов, а ситуативно, на основе личностной убежденности и личностного знания. Вероятно, для выполнения подобных задач необходим совершенно иной психотип личности, нежели тот, который привлекается сегодня в систему высшего архитектурного образования. Нам нужны люди, которые предрасположенные не лепить и рисовать, а конструировать и мастерить. Они должны быть приспособленными к тому, чтобы легко оперировать математическими формулами и методами расчета. Это значит, что нам нужен не столько гуманитарий или художник, сколько механик и инженер. Возможно, следует в ориентации на этот психотип изменить состав предметов вступительных экзаменов на градостроительную специальность.


На что еще должен ориентироваться современный градостроитель?


Кому из «субъектов» развития территорий служит современный проектировщик-градостроитель? Этот вопрос ставит перед профессией задачу весьма непривычной специализации по предмету деятельности: а) «архитектор-адвокат» , защищающий интересы населения, б) «архитектор-норматизатор», разрабатывающий правила землепользования и застройки, а также местные нормативы, в) «архитектор-исследователь», способный выявлять ключевые причины негативного качества городской среды и затруднений в ее функционировании и развитии, г) «архитектор-концептуалист», умеющий формировать стратегии развития поселений на основе наличных ресурсов и разрабатывать инвестиционные программы, способные привлекать финансовые средства и активизировать инициативы населения и бизнеса, д) «архитектор-управленец», работающий в территориальных органах публичной власти или государственный и муниципальных учреждениях и организациях, е) «архитекторкоммуникатор», своего рода «консультант-толмач», ничего не проектирующий, но обеспечивающий квалифицированный «перевод» смыслов при контактах между проектировщиками и заказывающими проекты товариществами собственников жилья и т.п.


А что тогда следует учитывать при формировании учебных курсов?


Преподаватели должны учить будущих специалистов в «обслуживании» разных субъектов различать разные вопросы: с идеологической, содержательной, юридической и, в конечном счете, даже финансовой точек зрения. Такими субъектами выступают жители и организации гражданского общества, бизнес – частный, средний, крупный, муниципальные органы управления развитием городов, государство с крупными инфраструктурными объектами, природоохранными мероприятиями, задачами обороны или безопасности жизнедеятельности и т.п.


Профессия архитектора фактически получит новое содержание…


Государственная профессия перестала быть нужна государству. И профессия должна найти в себе мужество впустить эту истину в свое коллективное сознание, понять, что она осталась одна, без внимания к своим проблемам, без внешней поддержки и без помощи. Осознать и выжить, изнутри себя, выработав способы и формы поддержания прикладной науки в условиях полного отсутствия финансирования; обеспечив качество градостроительных документов в условиях отсутствия достоверных исходных данных и какого бы то ни было реального стратегического планирования на местном и региональном уровнях. Найти формы исполнения профессиональной ответственности за продукт своего труда, в условиях, когда градостроитель перестал быть государственным служащим, когда практика выполнения градостроительной документации под требования конкретного инвестора превращает архитектора в заложника. Сформировать адекватную систему градостроительного образования.


Mай 2010

по материалам беседы Анны Андриевской.

(журналист, интернет-редактор и внештатный сотрудник Немецкого культурного центра им. Гёте в Новосибирксе)


Гёте-институт в Москве, онлайн-редакция


Марк Григорьевич Меерович

19.06.1956 родился в Иркутске.

1978, после окончания Иркутского политехнического института по специальности "Архитектура", окончил аспирантуру Московского архитектурного института.

1984 защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата архитектуры.

2004 защитил диссертацию на соискание ученой степени доктора исторических наук.

2009 избран членом-корреспондентом Российской академии архитектуры и строительных наук.

2010-2012 - эксперт Общественной палаты Иркутской области.

2012-2014 - иностранный эксперт Китайской Народной Республики.

2015 - член Общественной палаты Иркутска.

2016 - эксперт РАН.

2018 - член Градостроительного совета Иркутска.

18.10.2018 - скончался в Иркутске.


Марк Меерович более 30 лет преподавал в Иркутском государственном техническом университете. Автор многочисленных научных и научно-методических работ по вопросам теории и истории архитектуры, градостроительства и дизайна.

© 2020 Авторы идеи Михаил и Наталья Жеблиенок. Все права защищены. Пользовательское соглашение.

По вопросам использования материалов обращаться на zheblienok@gmail.com

При использовании материалов необходимо указать гиперссылку на сайт http://gradotomia.com